Алла Позняк -

Алла Позняк - "профессия меня выбрала сама"!

Алла Позняк – одна из звезд современной оперной сцены считает что профессия выбрала ее сама.

В детстве она даже не думала стать певицей: училась в харьковской музыкальной школе, видела себя профессиональной пианисткой. Возможно, не стала бы артисткой Алла Позняк, ведь первая попытка поступления в музыкальное училище оказалась неудачной. Голос абитуриентки не понравился комиссии и она получила «двойку» за вокал. Тогда Алла проявила свой настойчивый и решительный характер. Она утвердилась в мечте стать певицей и начала еще рьянее осваивать вокал. В следующем году судьба улыбнулась ей. Уже другая преподавательница, услышав голос, сразу взяла ее в свой класс. И именно в училище Алла заинтересовалась оперным искусством.

В интервью солистка Национальной оперы имени Тараса Шевченко – Алла Позняк признается, что для нее важен не только голос, но и утонченность движения на сцене, актерская игра, эмоциональное наполнение образа.

- Алла, мы поговорим сегодня о творчестве и судьбе. Как вы попали в Национальную оперу Украины?

- В Киев я попала совершенно случайно. Меня очень заинтересовал педагог - Лупалов Вячеслав Иванович – народный артист, баритон в киевской опере, с потрясающим голосом, с итальянской техникой вокала, самоучка, он не заканчивал консерваторию. И, услышав его на сцене я поняла «Вот это мне нужно именно сейчас». Потому что до этого я ездила на мастер-класы к Ирине Архиповой в Москву, в Петербург я ездила к Елене Образцовой, все-таки, мне интересны были меццо-сопрано, потому что я сама меццо-сопрано. Но, в принципе, они не учат, они как бы пыль вытирают. Где-то слово подскажу, где-то какой-то приемчик чуть-чуть. К ним попадают, в принципе, уже готовые певцы, которые на сцене поют и не один год. А Вячеслав Иванович сразу поняла что мне нужно и буквально за каких – то пару месяцев он сделал то, что я хотела и меня сразу взяли.

- Как проходило прослушивание?

- Я пела прослушивание в Киевский театр, при чем в трех турах: под фортепиано, под оркестр и спектакль. Сейчас мало кто поет такое количество прослушиваний, но это и правильно что так было. Потому что бывает прослушивание под рояль проходит - роскошно звучит, допевает человек арию – и все, умер певец, больше ничего не может. В спектакле ты видишь что он и ходить не может нормально и актерски нуль.

- География ваших гастролей широка. Публика какой страны вам наибольше запомнилась?

- Италия это конечно самая страшная для вокалиста страна. Потому что те критерии, которые они для тебя ставят для многих наших певцов и не только певцов (исполнителей) могут быть непреодолимыми. Там нет такого «заболел», или «не то слово сказал», «не то спел». Бывают какие-то форс – мажоры у нас здесь: какие-то места пропускают, кто – то больной. А там они приходят все с клавирами. Они знают все на память и они это уже слышали в 150-ти – двухста  интерпретациях. Было такое что «Трубадур» шел в Парме и когда тенор Монрико пел свою стретту, у него не очень хорошо получались верхние ноты. Выскакивает дядечка в партере, посредине в проходе – итальянец, такой настоящий мафиозо, толстенький и начинает кричать, в общем-то не очень приличные слова в смысле  «Тенор, ты не так поешь»(это я убираю все негативные эпитеты). Что нужно так «аааах» и показывает как(!) -  во время спектакля. При этом сидит совершенно другая часть публики – адекватная, которой интересно дальшее развитие сюжета. Ну вот такой случай.

- Важна обратная связь с залом?

-  Вы знаете, наверно так и надо потому что когда все хорошо, все гладко, все прекрасно, мы друг другу говорим дифирамбы, пишем друг о друге потрясающие статьи, это становится неинтересным. Вообще существует такой урок «Методика вокала». Там есть конкретные установки, вот допустим что голоса в определенных количествах герц в определенных залах звучат. А в определенных не звучат. Допустим, такие большие залы как Metropoliten Opera, La Scala, Большой Театр, можно даже сказать что киевская опера после реконструкции, потому что акустика гораздо ухудшилась – требуют настоящий большой оперный голос. И в принципе певцы, которые по старой школе учились, они выходя в любой другой зал за границей, они не имеют никаких проблем акустических, ни голосовых потому что это сразу яркие индивидуумы и хорошие голоса. К сожалению, сейчас это как-то все нивелируется. Я даже не знаю, почему это все так происходит.

- Насколько важен актерский талант для воплощения образа ?

- Вы знаете, актерский талант начинает развиваться у певца, когда у него уже все получается вокально. Когда актерский талант идет впереди вокала – это очень подозрительно. Видимо, не в тот театр попал: оперетту стоит попробовать или другие концертные площадки. Само слово рождает жест. Режиссер может расставить на сцене как фигурки шахматные актеров, а то, что ты нутром чувствуешь, заложено в музыке и тексте, невозможно от этого отделиться.

- На сколько подготовленным должен быть зритель, чтобы заметить когда артист  сконцентрирован на вокале и манкирует игрой ?

- Любой заметит. Бывает, вы иногда приходите в театр, люди стоят, глаза в одну точку, эмоций никаких, руку не может поднять, это зажим, это обычный зажим тела.

- Виной всему наличие зажимов?

- Вы знаете, у нас много спектаклей идут на иностранных языках, на итальянском, когда – то шли на немецком и на французском. И я вам открою большую тайну: многие даже не знают, о чем они поют в данный момент. Они знают в общем сюжет оперы, а вот что вот в этой фразе.. И когда человек, вдруг переведя, понимает что он поет, а для этого хоть мало-мальски надо потрудиться, то все возникает само собой, понимаете? И возникает естественность звучания, естественность в игре.

- Каким образом вы входите в образ?

- У меня голос – драматическое меццо – сопрано. Обычно это героини очень волевого характера, которые пойдут на смерть, отравят кого – то убьют, или принесут в жертву. Прежде всего это самые сложные партии, вокально-сложные партии. И если еще ты можешь обогатить их своей внутренней силой, какой – то внутренней энергией, то тут только плюс.

- В чем, по-вашему, заложен секрет успеха артиста?

- Не изменять своей мечте, не изменять своему делу, идти вперед, несмотря ни на что – это самое главное. Ведь в жизни может встретиться сколько таких и неприятных моментов и приятных, но вот ты знаешь свою цель, ты идешь. Другое дело, когда ты достиг определенной цели, ты себе ставишь новую цель, опять идешь. Все время вперед, только вперед.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ:

by Юлия Савченко

by Юлия Савченко

by Юлия Савченко