Татьяна Михина

Татьяна Михина

Заслуженная артистка Украины Татьяна Михина считает, что именно судьба привела ее в Национальный драматический театр им. Франко. Молодая актриса сразу получила високую профессиональную оценку столичных критиков. Даже специалисты в театральных кругах, которых принято считать чрезвычайно скептическими, признали, что у актрисы большое будущее. Что уж говорить о киевском зрителе, который проникся искренней симпатией к ее Наталке Полтавке с одноименного спектакля по пьесе Ивана Котляревского и Эдит Пиаф из мюзикла Юрия Рыбчинского «Эдит Пиаф. Жизнь в кредит». Именно эти две роли стали для актрисы знаковыми в ее творческой судьбе. Интерес к истории «парижского воробушка», наделенного большим талантом и мятежным духом на киевской театральной сцене присутствует давно. До постановки «франковцев» Эдит Пиаф появлялась преимущественно в камерном пространстве: спектакле в театре «Колесо» и «Браво», а позже в Мастерской театрального искусства «Сузирья».

Казалось бы, некая интимность и приближенность к исповеди этой истории требует, все-таки, игры на маленькой сцене. О том, как создавался образ Пиаф на большой театральной сцене поговорим с заслуженной артисткой Украины, актрисой Национального драматического театра им. Франко – Татьяной Михиной.

- Я знаю что судьба была к вам благосклонной и много подарков преподносила в творчестве, поэтому хотелось бы в начале нашего разговора поговорить о том, как вы пришли в театр им. Франко, ведь до этого вы работали в Харьковском театре им. Тараса Шевченко?

- Да, я работала в Харьковском театре им. Тараса Шевченко, но однажды мне в руки попала газета, где было объявление, о том, что театр им. Франко начинает просмотр молодых актеров и я приехал в театр, в Киев. В Харькове я работала с Жолдаком, у нас был спектакль «Гамлет. Сны» и Богдан Сильвестрович Ступка увидел меня там. Это, наверное, случайность, но он меня увидел и запомнил. Но я честно прошла все два этапа.

- Какие работы в привезли в Киев? На просмотре что предлагали посмотреть ?

- Я пела украинские песни, читала стихи Стуса. Потом у меня был маленький отрывок – сцена Мина Мазайло Кулиша. И так мы познакомились с Богданом Сильвестровичем Ступкой. Потом я проработала месяца три - четыре и он мне подарил выход на сцену, я играла Катерину. Это была моя первая работа -  «Укрощение строптивой», в которой я вышла с большой ролью, вышла на сцену.

- Скажите, а трудно ли было входить в спектакль, который, я так понимаю, до этого много лет шел на сцене?

- Да, тяжело, очень тяжело. Я не помню, но до этого спектакль шел лет 12-13 так точно. У меня вышло все это за три репетиции. Конечно это невероятно трудная работа, большой объем текста, который необходимо было запомнить. Рифмованный текст, но как – то моя нервная система справилась с этим и все прошло очень на высоком уровне.

- Вы сомневались перед тем, как переехать в Киев, ведь как я понимаю у вас и семья и работа в Харькове были.

- Да, я очень сомневалась и для меня, конечно, это был нелегкий шаг, но я люблю свою работу и если мне судьба дарит что – то, я никогда это не пропускаю.

- Надо принимать.

- Конечно. Это надо принимать, как бы это сложно не было, но необходимо использовать те события, которые с тобой случаются в жизни. И если ты будешь верить в это, то на своем пути увидишь много интересных людей, если ты не закроешься сам в себе и не будешь жить только со своими страхами. Таким образом я узнала о Богдане Сильвестровиче и это невероятный человек, можно сказать отец для меня в театре. Ведь не случись такая встреча у меня в жизни,  конечно, не знаю как у меня все сложилось бы.

- Как коллектив вас воспринял?

- У нас очень хороший коллектив.

- Вообще художественные условия отличались от Харьковского театра?

- Как по мне, - нет. Потому что я пришла открытым человеком в театр, с чистым сердцем. Когда человек работает, делает то, что ему нравится и нормально общается с людьми, конечно все будет хорошо. И меня трупа театра Франко очень хорошо встретила и сейчас все складывается очень хорошо и вообще мне кажется об этом нельзя думать. Люди с плохим характером, с хорошим характером есть где угодно, главное приходить с открытой душой и сердцем.

- К кому из режиссеров вы обращались за советом? И насколько для вас важна режиссерская оценка, когда вы работаете над созданием образа?

-  Конечно если я не доверяю режиссеру, то это очень тяжелый путь к созданию спектакля и роли. Я работала со многими режиссерами и каждому подходила, прислушиваясь что человек от меня хочет увидеть, что я должна сделать. Если что-то было против моей органики, конечно я это не брала в работу. Но прислушиваться необходимо обязательно, потому что это совместный труд.

- Были ли случаи, когда вам приходилось что – то доказывать, ломать себя, когда роль не получалась. Как в таком случае работать над ролью ?

- Для меня вообще работа актера это не есть работа на протяжении репетиций, потом премьера. Для меня это некий путь, очень долгий. В некоторых ролях тебе кажется ты сразу что – то находишь, некоторые «ключи» к роли ты находишь через 5-7 лет. Каждая роль – это как ребенок. И есть такой ребенок, которого надо воспитывать, а есть тот, который сразу все понимает. Это очень такая гибкая история: работа над ролью и вообще работа актером.

- Спектакль, сама роль, это живой организм я знаю. И то, что происходит во время репетиция может очень сильно отличаться от того, что на премьере видит зритель. Сам зритель может влиять на то, чтобы спектакль изменялся, роль изменялась.

- Конечно когда говорят о спектакле вообще, то есть, например, 20 человек работает в этом спектакле или 2 актера. И конечно чтоб все это не развалилось надо или всем очень любить этот материал или должен быть какой-то человек, который ухаживает.

- Который донесет то, за что следует любить материал.

- Да. А что касается меня, то конечно есть роли, которые для тебя очень тяжелые и ты до сих пор не можешь преодолеть какой-то барьер. Сложно работы в профессии актера то что я знаю себя, какая я внутренне, но иногда мне дают другие роли. Которые как мне кажется со мной очень разные и поэтому мне как – то необходимо понять к себе ключ. Ты все время работаешь с материалом, с персонажем, а потом еще и с собой работаешь. Вот, например, у меня спектакль «Эдит Пиаф». У меня вообще такое было что я не знала как все это делать, а мне подарили обувь, такие большие сапоги. Я обула и сразу – не знаю как это произошло, но я сразу поняла какой этот человек внешне, то есть как она сложена, я будто увидела фотографию этого человека. Вот такие мелочи могут помочь создать тебе весь образ.

- Важно не копировать какие – то отдельные движения, или черты того персонажа, над которым вы работаете, а привносить и что – то свое так же ?

- Это должно быть совмещение. Если бы я только копировала, возможно и движения и голос и весь мой облик был бы схож, но пустой, понимаете. Необходимо искать такую форму, чтобы все было совершенно слаженно. И тогда зритель, возможно, не будет на меня смотреть как на Пиаф, но я же и не Пиаф, но он будет чувствовать, думать.

- Это будет гораздо интереснее. А как долго вы работали над созданием образа Эдит Пиаф? Как вы получили это предложение ? Это правда, что вы были в декретном отпуске, когда вам предложили эту роль?

- Да, я родила ребенка, ребенку было 2 месяца, и мне предложили эту роль. Конечно, мне было очень трудно потому что ребенок был в Харькове, а работала я в Киеве, но мне моя семья помогла и я справилась с этим. Хотя, мне было очень тяжело, но я использовала всю эту тяжесть и перенесла на сцену.

- И это было правдиво, с учетом того, что в вашей жизни происходили такие события.

- Конечно, мне кажется что если актер всем доволен в жизни, то это очень тяжело. Актер, конечно, должен владеть техникой. На своих эмоциях ты не сможешь сделать роль совершенной, это будет не то. Вот, например, Богдан Сильвестрович. Я смотрела как он работает – он как-то объединял и свое внутреннее: какие – то мысли, какие – то воспоминания и так же добавлял свою технику: он знал свой голос, свои жесты. И так любой супер – актер делает это совершенно.

- То есть, нет такого понятия как «амплуа», актер должен сыграть любую роль, или все – таки прислушиваться к своей природе, а задача режиссера правильно подобрать артистов, актеров.

- Я думаю прислушиваться к своей природе. Хотя, конечно, каждый актер хочет сыграть совсем разные роли. Некоторым это удается, некоторым нет. Для меня лично этот вопрос важен и я не нашла ответ на него. Конечно мне интересно и Наталку Полтавку сыграть и Эдит Пиаф и Катерину.

- Это разные роли, или они имеют нечто схожее между собой?

- Конечно они имеют нечто общее и это общее – я.

- Как вас пригласили на роль Наталки Полтавки?

- Меня не приглашали. Я пришла сама и сказала «Послушайте меня, как я пою», и меня взяли на эту роль. То есть у нас в театре было такое маленькое интимное прослушивание, выбирали актеров, которые умеют петь, а меня почему-то не пригласили. Я пришла и говорю «Так а почему вы же меня не пригласили, приглашайте», спела и меня выбрали.

- А как вам нравится работать в мюзиклах, и возникали ли трудности с вокалом?

- Конечно, возникали. Потому что я 14 лет танцевала и не пела. В начале это была Наталка Полтавка, там у меня только четыре вокальных номера, а потом Пиаф и там 14 песен. Конечно, это очень тяжело, но я работаю над собою. Я распевалась, выполняла тренировки и, как мне кажется, этот барьер преодолела, мне не тяжело уже сейчас.

- Играть это спектакль на большой сцене, насколько это приемлемо ? Драматические такие моменты, интимные, насколько вам удается правдиво передать зрителю? Чувствуете ли вы энергообмен ?

- Конечно я чувствую и иногда мне кажется, что каждый спектакль – это как какое – то существо, которое ты победишь, или оно победит тебя. Конечно для меня это иногда очень сложно, потому что большой объем текстов, музыкальных номеров, все это надо пережить, но постепенно сцена за сценой, шаг за шагом ты направляешь свое тело, свое желание, свой голос и в конце ты достигаешь цели, завершаешь работу свою. То есть, спектакль, мне кажется, становится спектаклем именно в конце, на поклоне.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ:

by Юлия Савченко

by Юлия Савченко